Ты мужчина!

Он закрылся в ванной. Закрылся – и молчит. Вначале я слышала его всхлипывания, потом – шум воды. А теперь – ничего. Только тишина.
Как же мне сейчас больно! Как же… Как же я могла вот так, не подумав… ляпнуть… Именно ляпнуть – как блин на сковородку… Чёрт!.. Вот я, такая взрослая и "мудрая", сижу под дверью, пытаюсь уловить хоть какой-нибудь звук и совершенно не знаю, что мне делать. Что мне делать?! Я так боюсь потерять его доверие… Оно так важно сейчас! Оно как тонкая ниточка: стоит всего лишь раз неосторожно, опрометчиво надорвать – и всё… Исчезнет навсегда, или почти навсегда.
Он такой ранимый! Наверное, я во всём виновата, а может… может, его отец. Да, отец. Ничего не сказал, не объяснил, не попрощался. Хлопнул дверью и сбежал. Знал, что я всё пойму сама. Конечно же, я поняла – не маленькая. А Ванечка?.. Что я могла сказать сыну? "Знаешь, милый, – папа решил, что мы ему надоели – вот и побежал глотать дурман свободы!..."
Я даже не плачу. Нет сил... И страшно. Что, что сейчас вертится в его детской головке, почему он не открывает мне? Не доверяет… Или боится, что я сделаю ещё больнее? Да куда уже?!
– Ванечка, сынок, прошу тебя! Открой дверь! Открой, и мы обо всём поговорим. Я объясню, я помогу понять. Ванечка!..
Я всего лишь в шаге от него – но я совершенно беспомощна! Чёрт, как же пугает эта тишина! Лучше бы он ревел или кричал на весь дом, но я бы знала, что… что он… Боже мой, я бы знала: он жив! А теперь остаётся лишь догадываться, что с ним происходит!
– Ванечка…
Из-за отчаяния в голову лезут самые страшные мысли. И кружатся, звенят, обжигают… Если бы вернуть время назад! Всего лишь десять минут – и я смогла бы придумать что-то более мягкое, чтобы не ранить детскую душу… Всего десять минут назад всё было в моих руках, и я могла как-нибудь по-другому объяснить... Например, что папа тяжёлый, и Дед Мороз вряд ли его поднимет… Или что Дедушка Мороз может подарить только предмет, а не живого человека.
А я…

» Читать дальше


19 Mar, 2007 | admin


Украду твою ночь накануне весны!

Белым-белым февраль заштрихует леса
И закрасит гуашью из снега дороги,
Чтобы все перепутать следы, адреса,
Чтобы нам навсегда потеряться в итоге.
Но как компас сердечко у любящих есть, -
Я найду... даже в самом заброшенном месте!
Да, найду, и сумею по взгляду прочесть,
Как ты счастлив, родной, потому что мы вместе.
Украду твою ночь накануне весны,
Украду у метели ночной до рассвета!

» Читать дальше


19 Mar, 2007 | admin


Улыбка Барби

. Милая, голубоглазая Инка, с огромным бантом и длинными белокурыми локонами, отличалась от куклы Барби лишь грустным не по-детски задумчивым взглядом. Но когда смеялась, это была вылитая Барби. Настроение девочки менялось молниеносно, она могла рассмеяться до слёз от показанного ей пальца, и тут же, прервав смех, задуматься, опустив свои пышные, длинные ресницы на грустные глаза.
. Инкин смех никого не оставлял равнодушным, когда она смеялась, лица окружающих всегда расплывались в улыбке. Я никогда не встречал более жизнерадостного существа, чем Инка. Это был распускающийся цветок, лишенный пороков, лишенный зависти и злобы, цветок которым можно было любоваться не уставая. Я любовался этим цветком, провожая Инку, домой темными зимними ночами. Частенько Инка становилась серьезной-серьезной, опускала голову и прикрывала глаза огромными пушистыми ресницами. Но стоило только обратиться к ней, как она тут же поднимала голову, и улыбалась…

» Читать дальше


19 Mar, 2007 | admin


« Назад | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 |

Категории

Случайные рассказы

Прочее


Спортивная библиотека

Поиск


Архив

Статистика