Безгласное королевство

В прикарпатском царстве, в лесном государстве, - хочь с Ивана Великого в подзорную трубу смотри, от нас не увидишь, - соскучился какой-то молодой король. Крикнул свиту, на охоту. Отмахали верст с пяток... Время жаркое, - орешник на полянке, на что куст крепкий, и тот от зноя сомлел, ветви приклонил, лист будто каменный, никакого шевеления.

Привязала свита коней к орешнику, король широкой походкой вперед идет, камыш раздвигает, ручья ищет. Ан был, да весь высох... Всмотрелся король в чащобу, видит, незнакомая малая хатка под дубом стоит, дым не дымит, пес не скулит, будто и нет никого. Махнул он перчаткой, свита да стража за им пошла. Видят - дверь в сенях пасть раззявила, хочь свисти, хочь стучи, никто, девкин сын, не откликается.

» Читать дальше


19 Mar, 2008 | admin


Я ХОЧУ БЫТЬ С ТОБОЙ

Не бойся быть любимым,

Не бойся быть гонимым,

Не бойся горем жить,

Не бойся быть счастливым,

Живи и будь таким,

Каким ты жаждешь быть!


Элис умерла утром. Когда над верхушками гор уже показался краешек восходящей голубой звезды, Теодор Паркинс встречал доктора Алекса на вертолетной площадке. Этот визит доктора Алекса был последним. Тео уже знал, что скажет доктор, осмотрев Элис. Они прошли в дом.

Она мечтала умереть зеленым утром, - мрачно сказал Тео, когда доктор Алекс констатировал смерть его супруги, - ей всегда больше нравилось зеленое.

Будь сильным, Тео, - доктор Алекс попытался утешить его, - ее нельзя было спасти, эта болезнь непобедима, когда ей удается заставить человека замолчать. Она была без сознания уже больше двух недель, и вряд ли что-то могло ей помочь. Извини, мне надо лететь.

Я понимаю вас, доктор, - ответил Тео и снова посмотрел на Элис. Она была прекрасна, но мертва. Тео заплакал.

Доктор Алекс ушел. Вскоре позади дома послышался звук запускающегося двигателя. Чуть заметно задрожали пластиковые окна, словно прощаясь с улетающим вертолетом. Тео остался один у постели своей жены.

Месяц назад она почувствовала себя плохо. Немного поднялась температура, Элис стала быстро уставать, ее клонило в сон. Доктор Алекс сразу предположил, что это “молчаливая смерть”, но было уже поздно – через три дня Элис слегла. Тогда ни она, ни Тео, не могли предположить, что все закончится настолько плохо и быстро.

Тео целыми днями пропадал в горах, пытаясь расширить свою шахту еще на несколько дюймов, чтобы можно было без труда установить лазерный пробойник. Он надеялся, что после ссоры с ней она не станет с ним говорить, а сейчас именно разговор был ее спасением. Тео старался, как можно меньше бывать дома, чтобы не навредить. Изредка появляясь у постели Элис, он просил прощения.

Доктор Алекс проводил все это время рядом с больной, пытаясь поговорить с ней, чтобы предотвратить худшее, но Элис все чаще и чаще отвечала глазами, улыбкой, жестами, но не словами. Она беззвучно смеялась, немым взглядом просила и благодарила легким движением век.

Незадолго до того, как потерять сознание Элис попыталась произнести какое-то слово, но Тео так и не понял, что она хотела ему сказать. А через десять дней она умерла.

Тео стоял на коленях у изголовья Элис и чувствовал, что не болезнь и не молчание погубили ее. Он чувствовал свою вину перед ней и не мог ее искупить. Он был виноват, и он это знал.

» Читать дальше


18 Mar, 2008 | admin


Армейский спотыкач

Осмотрели солдатика одного в комиссии, дали ему два месяца для легкой поправки: лети, сокол, в свое село... Бедро ему после ранения, как следует, залатали, - однако ж настоящего ходу он не достиг, все на правую ногу припадал. Авось, деревенский ветер окончательную разминку крови даст.

Попал он с лазаретной койки, можно сказать, как к куме за пазуху. На палочке ясеневой винтом кору снял, - ходи себе барином да постукивай. Хочешь, на завалинке сиди, табачок покуривай, - полковница вдовая на распределительном пункте два картуза махорки ему пожертвовала. Хочешь, в коноплянике на рогоже валяйся, легкие тучки считай да слушай, как кудрявый лист шипит... Окопы словно в темном сне снились, - русский воздух, бадья у колодца звенит. Ручей за плетнем воркочит, петух домашний штаны клювом долбит, - тоже, дурак, нашел себе власть.

» Читать дальше


18 Mar, 2008 | admin


Антигной

Посылает полковой адъютант к первой роты командиру с вестовым записку. Так и так, столик у меня карточный дорогого дерева на именинах водкой залили. Пришлите Ивана Бородулина глянец навести.

Ротный приказание через фельдфебеля дал, адъютанту не откажешь. А Бородулину что ж: с лагеря от занятий почему не освободиться; работа легкая - своя, задушевная, да и адъютант не такой жмот, чтобы даром солдатским потом пользоваться.

Сидит это Бородулин на полу, лаком-сандараком ножки натирает, упарился весь, разогрелся, гимнастерку с себя на паркет бросил, рукава засучил. Солдат был из себя статный да крепкий, хочь патрет пиши: мускулы на плечах и руках под кожей чугунными желваками перекатываются, лицо тонкое, будто и не простой солдат, а чуть-чуть офицерских дрожжей прибавлено. Однако ж, что зря хаять, - родительница у него была старого закала, природная слободская мещанка, - в постный день мимо колбасной лавки не пройдет, не то, чтобы что...

» Читать дальше


17 Mar, 2008 | admin


« Назад | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | Вперед »

Категории

Случайные рассказы

Прочее


Спортивная библиотека

Поиск


Архив

Статистика