Межсезонная хандра или Серая кошка.

Южный ветер и мартовское солнце за пару дней подсушили тротуары. Среди весенней грязи и хаоса первых луж на маленьком островке пешеходной дорожки сидела кошка. Обычная серая кошка, из числа тех, которые обитают возле Дома престарелых и питаются подачками от жильцов и персонала. Полудикая кошка выглядела сытой. И никто не знал, зачем она каждый вечер поджидала прохожих возле тропинки, по диагонали пересекающей пустырь. Может, она просто совершала свой кошачий ритуал после захода солнца? Или ей наскучило общество больных старых людей? В сгущающихся сумерках кошка уже издали заметила движущийся в ее направлении бесцветный объект.
Мое внимание было сосредоточено на том, чтобы не поскользнуться на остатках, не растаявшего под солнечными лучами льда и пузырчатого, в темную крапинку грязного талого снега. В отличие от кошки я не отличалась превосходным зрением, да и серая кошка удачно сливалась с окружающим ее невыразительным пейзажем. Вечерами прохожие редко попадались на этой тропинке, по возможности обходя незастроенную жилыми массивами местность. Я никогда не думала о бездушных шакалах-наркоманах, вырывающих здесь из рук дамские сумочки. Мне почему-то лезли в голову мысли о китайцах и пустырях, где они могли бы строить жилища и плодиться, повышая уровень рождаемости своего китайского населения и нашей республики. Стояли бы на этом бесконечном пустыре их маленькие домики, во дворах играли бы с кошками узкоглазые дети, а у меня не было бы нужды прислушиваться к подозрительным шагам за спиной. Я гнала от себя мысли о том, что короткий путь часто бывает от жизни к смерти. Просто, однажды полюбив жизнь, привыкаешь прятать внезапно возникающие тревожные мысли в тайниках сознания.
Мужской голос позади меня чертыхнулся. Я сжала в одной руке связку ключей, в другой – ремень сумочки и напряглась. Меня обогнал человек в черной куртке и заляпанных грязью ботинках, вскоре слившись с сумерками.

» Читать дальше


19 Mar, 2007 | admin


Московские старушки

Вы видели московских старушек? Они одинаковы на вид, словно работает в стране секретный завод, выпускающий их с конвейера. Боевая старушка ростом невысока, широка в плечах и имеет смещенный вперед центр тяжести. Она подтянута и деловита. Обладает высокой скоростью и маневренностью. В быту носит ниспадающие одеяния немарких тонов, на людях предпочитает одежду практическую, добротную, исполненную на совесть. В ее глазах пылает неукротимый огонь. Она закалилась в боях и пережила множество эпох. И вас тоже пе реживет. Никогда не пробуйте остановить целеустремленную старушку! Даже не пытайтесь!

Часть 1. Про внука Петеньку
Петенька страдал от них, сколько себя помнил. В раннем детстве родители, стесненные квартирным вопросом, отдали Петеньку на попечение бабушки, Сталины Агаповны, которая обреталась в двухкомнатной квартире с видом на тихий скверик, детскую площадку и гряду мусорных баков. Долгая война за обладание двориком между жильцами и ЖЭКом окончилась полным поражением последнего, в результате чего над аркой повесили кирпич, а чтобы малограмотные водители не доставали, установили шлагбаум. И дом, включая окрестное про странство, превратился в Заповедник. Основное население Заповедника составляли старушки. Они узурпировали власть и захватили не только двор, но и прилегающие территории. Изредка в жилищном потоке попадались затравленные старички, трогательно одинокие, как ирисы на болоте. Молодежь сторонилас ь Заповедника, а те немногие ее представители, кого угораздило в доме проживать, старались лишний раз не высовываться и о себе не напоминать. Заповедник ломал самых беспокойных обитателей. Стоило нарушителю спокойствия пройти сквозь подъездные чистилища, как он сразу терял спесь и становился ручным и обходительным. Но находились и те, кто не успокаивался и продолжал неправомерные действия. Тогд а старушки мстительно поджимали губки и вводили в бой тяжелую артиллерию. Враг подвергался ковровой бомбардировке гербовыми бумажками из ЖЭКа. В осажденной квартире еще не успели стихнуть взрывы негодования, как управляемой ракетой приходил участковый - ответом на серию жалоб со стороны соседей. И напоследок, оглушенный валидол ом индивид попадал под струю напалма сплетен одна другой невероятнее. Дольше третьего этапа не держался никто. Так как список противоправных действий был велик, старушечьи войска без работы не сидели. В свободное от чисток время они собирали информацию: дежурили на скамеечках возле подъездов, подсматривали в замочные скважины, прослушивали розетки посредством стак анов и знали все. Что Тонечка из восьмой квартиры понесла от слесаря из соседнего дома, а Колюня из
десятой, студент недоделанный, по ночам с девками да гитарами шляется, а сессия у него провалена и, как пить дать, пойдет в армию, тунеядец! Что молодежь с овсем от рук отбилась, что поясницу ломит к холодам, а ноги - к исчезновению из продажи сахара. И многое, многое другое ... Вот в эту самую идиллию и угораздило попасть шестилетнего Петеньку, мальчика ласкового и не по годам развитого. В неполные три Петенька радовал бабушкиных подружек тем, что вставая на стульчик произносил речитативом "Уважаемая редакция, спешу довести до в ашего сведения ..." Петина бабушка обожала писать в газеты и на телевидение, сопровождая творческий процесс чтением вслух. Как правило, после одного-двух абзацев Сталина Агаповна уставала и начинала бормотать что-то совершенно бессвязное. Потому и Петеньк а заканчивал свое выступление на полуслове.

» Читать дальше


19 Mar, 2007 | admin


Мечта

Он много работал и сильно уставал. Уже в девять вечера, когда он заваривал в треснутой кружке с глупой картинкой на боку крепкий несладкий чай, его клонило в сон. Старенький шипящий новостями и потрескивающий рекламой телевизор, недогаданные кроссворды из прошлогодних газет и муторные книги из районной библиотеки только усугубляли дело. Глаза краснели, стекленели, мутнели и, наконец, слипались. Голова свешивалась на грудь, неприятно упираясь щетинистым подбородком в галстук.

Обычно в этот момент он все же успевал моргнуть, отгоняя накативший сон, подняться усилием воли с дивана, хлебнуть напоследок чаю, пойти в ванную комнату, совершить вечерние водные процедуры, переодеться в пижаму, щелкнуть кнопочкой электрического освещения и кряхтя залезть под тяжелое пуховое одеяло. На все про все – пять минут, не больше. И вот он уже спит. Иногда, конечно, засыпал прямо на диване в костюмных брюках и сорочке. Утром приходилось включать утюг.

» Читать дальше


19 Mar, 2007 | admin


Южная любовь

Грешник Автандил, «в богохульстве и пороках постоянный скиталец», приближался к порогу старости. Всё труднее становилось ему потемневшими редкими зубами отдирать от кости сочное мясо молодого барашка. Лишь бокал Кинзмараули по-прежнему легко опрокидывал в рот бездельник, и количество выпитого за день рубинового напитка не поддавалось счету. Шестьдесят лет было теперь Автандилу. Но не угнетала тоска его душу по стремительно убывающей силе, гнал он прочь старческую кручину, предпочитая радоваться каждому дню жизни – льющим свое благоухание янтарным гроздьям винограда, мерному колыханию, зеленеющего невдалеке моря и звонкому смеху девушек.
О последних, собственно, и пойдет речь. На окраине городка, за небольшой церквушкой, утопая в ароматных рыжих соснах, стояло двухэтажное кирпичное здание. В его стенах располагалось училище цветоводов-декораторов, в котором познавали сию прекрасную науку исключительно представительницы слабого пола. Своего общежития учебное заведение не имело, и девушек расселяли в домах горожан.

» Читать дальше


19 Mar, 2007 | admin


Категории

Случайные рассказы

Прочее


Спортивная библиотека

Поиск


Архив

Статистика