Warning: Parameter 1 to NP_SEO::event_PreItem() expected to be a reference, value given in /home/bh52645/public_html/litru.org/nucleus/libs/MANAGER.php on line 331

После аварии

"При современном машинном обилии
Трудно по жизни пройти до конца".


На работу в фирму Аня поступила пол года назад. Директор представил её коллективу предельно просто: "Аня. Будет работать у нас". На мужскую половину коллектива Аня не произвела впечатления. Махонькая такая, с воробьиным весом, фактически без причёски, в мрачных одеждах. Ей было если и за тридцать, то совсем немного. А самое главное на лице её отчётливо просматривались её угнетенность и подавленность.
Ну что ж, Аня так Аня,- подумали мы, ибо связаны были работой, а не клубом общения по интересам. Аня постепенно вникала в работу, мы помогали ей в этом, и вскоре она научилась самостоятельно выполнять многие виды работ так, что нам и директору не приходилось её поправлять.


На юбилей фирмы (пять лет) директор предложил организовать "круглый стол". Все, конечно же, были ЗА, - почему бы и не расслабиться, не отдохнуть? Как никак успехи фирмы были если и не блестящими, то отчётливо видимыми. Случилось так. Что за столом я оказался рядом с Аней, и по ходу действа у нас с ней протекал неспешный разговор о том, о сём. Я был немало удивлён, когда узнал от неё, что не так уж и давно она возглавляла туристическую фирму, и поездка за границу с одной из групп была для неё таким же обычным делом, как сейчас заключение очередного договора с очередным клиентом на поставку удобрений. Знакомства в ОВИРе, в таможне, контакты с ФСБ, сейф с документами, оружием и "чёрным налом", машины…
- Ты ещё и на машине ездить умеешь?
- А что, тебя это удивляет?
- Да нет… просто как-то неожиданно.
- Я и смотрю, что растерялся. Ты что, не видел женщин за рулём?
- А на какой машине ты ездила?
- На разных. В основном то у нас иномарки были. Но и на восьмёрках-девятках ездила. Не понравились они мне. То ли дело японки с автоматом, гидроусилителем и кондиционером!
- ???Да… конечно…- с трудом выдавил из себя я - в жизни своей ни разу не сидевший за рулём иномарки. Нет, я сидел, конечно, но, как говорится, не ездил.
Совершенно неожиданно я почувствовал себя весьма неуютно. Оказалось, что эта махонькая невзрачная девчушка, которую я, откровенно говоря, всерьёз не воспринимал и считал ущербной, не так давно заправляла большими делами, и рассекала на иномарках, коих в моей практике не было вообще! Пришлось накатить "сто грамм" чтобы прийти в себя.
- Аня! Но почему ты здесь? На этом… на маленьком окладе? А не там?
- Бизнес - область деятельности человека, сопряжённая с большим риском. Помнишь? "Лишь мгновение ты на верху, и стремительно падаешь вниз".
- Помню… Владимира Семёновича помню. А машины как же? Пешком ходишь?
- Стоит в гараже Ниссан…
- Ниссан??? Стоит??? Почему стоит? Неисправна?
- Ха! Она исправнее твоей в сто раз!
- Почему же не ездишь?
- Езжу… иногда… редко…
- Почему редко?
- Некуда ездить… и ещё… боюсь…
- Не понял! Чего боишься?
- Ездить боюсь.
- Ничего не понял! Ездила, а теперь боишься?
- Я в аварии была прошлым летом…
- В аварии???
- Да. Я была не за рулём. Две недели в реанимации, потом больница, потом… Ты не видишь что ли, у меня горб? Позвоночник искривлён, - Аня указала пальцем. Я пригляделся и увидел, что позвоночник действительно был искривлён и придавал её фигуре если и не горб, то сутулость. Так вот оно в чём дело,- подумал я!
- А как? Почему? С кем?
- Это важно?
- Так вообще не ездишь?
- Говорю же езжу! Но редко и потихоньку. Боюсь. Мне посоветовали хотя бы раз прыгнуть с парашютом. Это поможет мне победить страх.
"Вот так!" - подумал я. - "Дело дошло уже до прыжков с парашютом. А я то думал, что самый отважный поступок для неё - это сварить щи на кухне у плиты. Интересно, а я сам то смог бы прыгнуть с парашютом? Наверно нет. Уж и здоровье не то, да и зачем…"
Как будто прочитав мои мысли, Аня сказала:
- Да ладно, не бери ты в голову! Тебе то это зачем?! Давай лучше ещё по рюмашке накатим.
- Давай…
После "круглого стола" я понял, что моё первое впечатление об Ане было весьма поверхностным и однобоким. Многие её качества были скрыты от посторонних взглядов. Ничего необычного в этом, конечно, не было, любая душа - потёмки. Но вскрывшиеся обстоятельства её недавнего прошлого были столь значительны и неожиданны, что если и не шокировали, то удивляли и озадачивали.
Спустя месяц, а может полтора, возникла производственная необходимость поехать в Н-ск для заключения договора по аммиачной селитре. Клиент свалился на голову неожиданно и диктовал сжатые сроки. Чтобы ребята из конкурирующего "Орфея" не опередили нас, нужно было действовать решительно. Курировать сделку было поручено Ане, и после обеда я застал её в раздумьях на скамейке в саду рядом с офисом. Нетрудно было догадаться о её мыслях. Почта отпадает - долго. Прямого транспорта нет, добираться на перекладных 400 километров утомительно, и долго. А живое слово, живого человека имеет подчас очень большой вес. Да и сам человек может располагать к беседе, к доверию, к сотрудничеству. Одним словом, надо ехать. Но как? На чём?
- Думаешь?
- Думаю.
- Ну и что надумала?
- Пока ничего.
- Самое рациональное - это ехать туда с документами на машине.
- Это я и без тебя знаю.
Я понял, что задел Аню за больное. Задел бесцеремонно, грубо, и мне стало неудобно и стыдно за свои необдуманные слова.
- Аня, давай я помогу, свожу тебя туда на машине. Это всё равно окупится.
- Окупится…
- Ну так что?
- Что что?!!! Я вообще боюсь садиться в машину!
Подумав немного, я осторожно спросил:
- Так ты вообще больше не будешь ездить на машине?
- Я хочу… но боюсь… не могу заставить себя.
- Поедем потихоньку, ляжешь на заднее сиденье, будешь спать.
- Потихоньку… это когда ж мы доедем?
- Ну, притопим немного.
- Притопим…
- Аня, но если ты решила вернуться к автомобилям, надо сделать когда-то первый шаг,- взяв на себя смелость, продолжал я.
После некоторой паузы Аня спросила:
- Ты на Ниссане ездил раньше?
Её вопрос застал меня врасплох. Эта девчонка в который раз подвела меня к мысли о том, что есть немало вопросов, в которых я - дилетант, а она если и не мастер, то, во всяком случае, неплохо разбирается и имеет опыт. На её Ниссане я не мог ехать, по меньшей мере, по двум причинам. Во-первых, у меня не было никакого опыта управления автомобилем с автоматической трансмиссией, и приобретать эти навыки в дальней дороге на трассе я считал рискованным. Во-вторых, я не знал эту машину досконально, как свою, и простейшая неисправность в дороге могла поставить меня в тупик, а то и чего доброго стать причиной серьёзной поломки, чего я никак не мог допустить.
- Поехали на моей, я её лучше знаю,- ответил я робко, как будто за рулём "без году неделю", а не много лет. Помедлив какое то время, она ответила:
- Хорошо. Поехали. Я пойду готовить бумаги, а ты зайди к шефу.
- Ладно, зайду.
Из города мы выехали в конце дня за некоторое время до наступления сумерек. Аня расположилась на заднем сиденьи и, держась за спинку переднего сиденья, внимательно наблюдала за развитием событий на дороге. Присмотревшись повнимательнее, я заметил, что она не просто держится за спинку, а вцепилась в неё двумя руками и что ею владеет страх… Не было сомнений, что поездка будет особенно трудной. Я стал постепенно увеличивать скорость: 60… 70… 80.
- Не едь так быстро… ну пожалуйста… я боюсь!
- Да я совсем не быстро. Смотри, восемьдесят только.
- Всё равно быстро. И к обочине не жмись сильно.
- Да я не жмусь, как обычно еду.
- Всё равно держись подальше.
- Но я буду мешать другим обгонять нас.
- Дорога же широкая, обгонят.
В это время маячивший сзади КамАЗ приступил к обгону, и, поравнявшись с нами, включил свой пневматический сигнал. Судя по всему, мы своей медленной ездой мешали его водителю и тот, таким образом, решил высказать своё недовольство, а может быть просто предупредил об обгоне. Так или иначе, сигнал оказал сильнейшее воздействие на Аню, и она запричитала:
- Мамочки, мамочки, я боюсь, боюсь, ну пожалуйста, не едь так быстро.
Становилось понятным, что я недооценил её страх. Всё было гораздо серьёзнее, чем я предполагал. Я осторожно снизил скорость до 60, держась в метре от обочины. Я понимал, что буду мешать всем остальным участникам движения, что ехать так нельзя, но я пока не знал, что можно предпринять в сложившейся ситуации для её исправления. Около получаса продолжалось это вынужденное издевательство друг над другом. Аня причитала и умоляла меня ехать медленно, не обгоняя никого и подальше от обочины. Я взмок от напряжения. Когда на затяжном подъёме я стал обгонять медленного грузовика перед встречным, Аня запричитала в голос:
- Не надо! Ну пожалуйста, не надо! Я боюсь! Ну пожалуйста, я умоляю тебя, не надо! Я боюсь, боюсь, боюсь!
До истерики оставался один шаг. Ехать так дальше я не мог. Отказавшись от обгона и встав в хвост грузовику, я стал думать что делать.
- Слушай, Ань, а может ты водочки выпьешь немного? Тебе будет нестрашно. А?
- Не знаю… я боюсь…
- Да я это уже понял.
Я стал прикидывать, сколько водки ей нужно выпить, чтобы освободиться от страха. В результате интуитивных прикидок я пришёл к решению: для её воробьиного веса 100 граммов будет мало, 200 много, а 150 - в самый раз. У ближайшего придорожного кафе я сворачиваю на площадку и останавливаюсь. Оба вздыхаем с облегчением. Я удаляюсь в кафе и возвращаюсь с одноразовым стаканом, в котором содержится 150 граммов водки. Аня, похоже, согласилась со мной в том, что это может помочь делу, что ехать так дальше нельзя. Она развернула пакеты, отрезала хлеб, отломила ногу у варёной курицы, вдохнув и выдохнув воздух, и сказав "я тебе доверяю себя", она залпом выпила водку и принялась за курицу. Когда с курицей было покончено, я спросил:
- Ну как?
- Что как? - ответила Аня и расплылась в улыбке. - Что, сам не знаешь как?
У меня отлегло. Кажется я не ошибся в выборе метода и в дозировке. Искомый результат ощущался.
- Едем дальше?
- Едем!
Я запустил мотор, и, выехав на трассу, начал очень аккуратно наращивать скорость. У Ани после водки спал напряг, и её плавно понесло на разговор "за жизнь", как это обычно бывает во время выпивки.
- А знаешь, я хочу сделать альбом с фотографиями… с цветными. Я давно собираюсь купить плёнку и начать фотографировать. У меня есть аппарат неплохой… тоже автомат… как и машина… тоже импортный. Смотри, солнце какое красивое на закате, да? Вот бы сфотографировать… Я хочу природу фотографировать… чтобы красивые фотографии были… альбом сделаю.
- Я пробовал солнце фотографировать на закате. Ерунда получилась.
- Сам ты ерунда! Не понимаешь и не умеешь ничего!
Я был бесконечно рад такому ходу событий, ибо стрелка на спидометре приближалась к отметке 90, и был шанс, что мы приедем на место раньше, чем наступит утро.
- Ты опять быстро едешь! - спохватилась Аня. Езжай медленнее!
- Но мы так не доедем никогда.
- Доедем! Вот если близко к обочине будешь прижиматься, то точно не доедем.
- А что обочина? Обочина как обочина.
- Ага… обочина… какая машина у нас была! Новёхонькая!
- У кого?
- У на-а-а-с!!! Восьмёрка цвета "океан", синяя. Поднял её… проставки поставил… неустойчивая она… Проставки сзади ставят, знаешь?
- Знаю.
- Ну вот. Неустойчивая стала. Всё на ней было. Музыка - высшая! Сигнализация, центральный замок, электростеклоподъёмники, короче полный электропакет!
- В салоне брали?
- Нет, с рук. Но она только обкатку прошла у знакомого человека. Деньги ему срочно понадобились, вот и продал. Мы даже деньги не все ему отдали… только половину… Дед какой то на "копейке"… кепку натянул, очки нацепил и пилит по трассе посередине как директор пляжа! Тот стал его обгонять, он не даёт ни слева, ни справа… тот пошёл напролом… выехал колёсами на обочину… там что-то торчало… штырь какой то, что ли… я не поняла. Пропороли переднее колесо, и машину понесло в сторону. Я вцепилась в ручку… вот в эту… до самого конца надеялась, что он выровняет машину… а он… нас вынесло с дороги и мы закувыркались вниз… меня выбросило из машины… потом не помню… Очнулась потом… лежу на земле, меня положили на что-то. Он висит надо мной: "Анечка, не умирай! Не умирай, пожалуйста! … А что толку! " В больнице хотели резать, я не далась… Смещение позвонков, сломаны рёбра, ключица, плечевой сустав выбит, ушиб лёгкого, кровопотеря, множественные ушибы и ссадины, в том числе и на лице. Я потом когда зашла к девчонкам, медсёстрам, конфеты принесла, цветы, они сказали, что не надеялись, что я выживу. "Мы",- говорят,- "уже списали тебя, грешным делом, а ты выжила". Я когда первый раз посмотрелась в зеркало… лицо всё синее, сморщенное, в ссадинах… как старуха… в волосах колючки застряли, всё перепуталось как попало. А ему хоть бы хны! Царапинами отделался. Я пока в больнице лежала, он с бабами шлялся, скотина! "Ничего",- говорит,- "в этом нет. Я их не люблю, я тебя люблю". Я говорю,- "Знаешь что, иди-ка ты знаешь куда…"
Слезы были очень близко, и я посоветовал Ане лечь поспать. Она согласилась, и я до конца пути оставался без собеседника. Какое то время она напевала свою любимую Земфиру: "… мне кажется, мы крепко влипли. Прости меня моя любовь…" Я ехал, стараясь не делать резких манёвров и торможений, и в итоге прибыл на место до рассвета. Откинувшись на спинку, подремал немного за компанию. Утром Аня, не смотря ни на что, была свежа как огурчик и, приведя себя в порядок, приступила к исполнению служебных обязанностей. Полагая, что моя небритая физиономия не будет способствовать успеху дела, я остался дремать в машине. К полудню Аня сделала всё, что требовалось, и мы, довольные успехом поездки, тронулись в обратный путь.
- Ты как себя чувстывуешь? - спросила она. - Не выспался ведь.
- Да нет, ничего.
- Опять "да нет"! Что значит твоё "да нет"? Да, или нет?
- Это не моё "да нет". Оно означает не совсем уверенное "нет".
- Ну раз не уверен, садись назад, я сама поеду!
- Сама???
- А что? Думаешь не поеду?
- Да нет, не думаю.
- Опять "да нет"! Вылазь давай! Я поеду!
Я уступил место за рулём и подумал: "Сейчас не заведёт". Но Аня вместо того, чтобы заводить мотор сначала отрегулировала сиденье под свой рост, затем внутреннее и наружное зеркало, затем пристегнула ремень. Да! Опять я недооценил её,- подумал я. Аня запустила мотор и, включив левый указатель поворота, чрезвычайно аккуратно, как на экзамене начала движение.
- Шестьдесят не превышай.
- Сама знаю.
Аня вела машину без напряжения, но не все движения её были безупречными, чувствовался длительный перерыв и… шок от аварии.
- Ложись, Шумахер! Всё равно уснёшь от моей езды.
Доверить ей две жизни и машину? Она ведь только что истерики закатывала при каждом обгоне. Какое то время я наблюдал за ней. Едет строго 60, не обгоняя никого, кроме медленно движущихся. Коробкой пользуется почти правильно. Сигналы о маневре подаёт заблаговременно. Нельзя сказать, что я спал, но дремал часа полтора-два точно! Когда поднялся, застал её за тем же занятием. Аня вела машину по трассе. Иногда её обгоняли шустрые "десятки" и иже с ними. Стрелка спидометра колыхалась около 80.
- Не быстро ли едете, девушка?
- Да нет…
- Сама так же говоришь!
Аня улыбнулась. Стало очевидным: лёд тронулся, парашют не понадобится. Обратный путь Аня преодолела самостоятельно.


-----------------------------------

© Goliaf, 2001 г
29 Mar, 2008 | admin


« Предыдущая запись - Следующая запись »
---------------------------------------------

Комментарии

Нет комментариев. Вы можете быть первым!

Оставить комментарий

Пост закрыт. Комментировать запрещено.

Категории

Случайные рассказы

Прочее


Спортивная библиотека

Поиск


Архив

Статистика