Баллада о неслучившейся любви

Адольф Соломонович Ножиков
Году в девяносто восьмом
Служил дрессировщиком ёжиков
В израильском цирке «Шалом»,

А девушка Леночка Ященко
Как раз той же самой порой
Работала в клинике Кащенко
Простой медицинской сестрой.

Смешливая, добрая, рыжая,
Алена любила врача,
Страдавшего паховой грыжею
Во время дежурств по ночам.

А он по причине опасности
Проделывать акт половой
Не мог медработнице, в частности,
Платить той же самой ценой,

Поэтому доктор уверенно
Использовал в этой связи
Портрет парикмахера Зверева
С обложки журнала «Зизи».

Издателю Зорику Жвания,
Конечно, не снилось во сне,
Что будет обложка издания
В дурдоме висеть на стене

В такой ситуации аховой,
Когда психиатр Семенной
С ладонью над грыжею паховой
Работал в ночи над собой

И думал о том, как в Японии
От бренных забот вдалеке
Японцы в любви и в гармонии
Вкушают сасими с сакэ,


И в лике цирюльника Зверева
Он видел в сладчайшем бреду,
Цветенье вишневого дерева,
Растущего в вешнем саду,

Укрытом от клиники Кащенко
Грядою загадочных гор…
И девушку Леночку Ященко
Он просто не видел в упор,

А в отблесках света ажурного
От тусклых больничных огней
Она с телефона дежурного
Звонила подруге своей,

В руке теребя, словно веточку
Кудрявых волос завиток,
Чтоб просто поплакать в жилеточку
О том, что не любит никто,

О том, что в течение месяца
У ней никого уже нет.
Вот разве что хочет повеситься
Из пятой палаты поэт,

Что ей назначает свидания
Под пальмой в японском саду,
Всегда завершая послание
Словами: «Не жди, не приду!»

Еще этот шизик из Нальчика
Ночами всем жару дает…
А доктор все ходит с журнальчиком
И даже не видит ее.

Но только была тем страданиям
Подруга не в силах помочь,
Поскольку с издателем Жванией
Она проводила ту ночь,


И счастье подруги, возможно бы,
Чирикало, как воробей,
Когда бы не дума тревожная:
«А сколько заплатит он ей?»

Поэтому глядя опасливо
В ночную оконную тьму,
Она была тоже несчастлива
В любви, что давала ему.

А утром, в разгар вознесения
Листвы, отдающей концы,
В Москву на гастроли осенние
Приехал израильский цирк.

В Москве, где артистов-художников
Полно, как бродячих собак,
Приезд дрессированных ежиков
Не вызвал особый аншлаг.

Пожалуй лишь Леночка Ященко
Наутро закончив дела,
Домой возвращаясь из Кащенко,
Случайно афишу прочла

И, стоя на маленьком дождике,
Неслышно смеясь про себя
Сказала: «Ну надо же, ежики,
Какая смешная фигня!»

И дрогнувшим тоненьким росчерком
Не зная сама почему
Увидев портрет дрессировщика,
Она улыбнулась ему.

Но в мире, где звездочкой светится
Любовь неземная в тиши,
Им не суждено было встретиться,
Как двум половинкам души.

АЛЕКСАНДР ВУЛЫХ
19 Mar, 2007 | admin


« Предыдущая запись - Следующая запись »
---------------------------------------------

Комментарии

Прикольно!!! Особенно про ежиков!!!!

Ольга - 03 Feb, 2008 - 14:26:41
--------------------------


Оставить комментарий

Пост закрыт. Комментировать запрещено.

Категории

Случайные рассказы

Прочее


Спортивная библиотека

Поиск


Архив

Статистика