Банкет

Встреча Нового года – пожалуй, самый романтический праздник из всех известных. Никакие серебряные и золотые свадьбы, никакие именины и банальные "днюхи" не могут сравниться с ним по этому признаку. Больше всех рады дети – подарки, как-никак, отовсюду сыпятся. Взрослые тоже местами впадают в детство и начинают совершать труднообъяснимые с позиций здравого смысла поступки. То им надо вдруг срочно помыться в бане в преддверии Нового года, то вдруг срываются за тридевять земель на занесённую снегом дачу, куда не на всяком бульдозере проедешь. Но затравкой для всего этого, как правило, является банкет с сослуживцами, проводимый "непосредственно перед".

Уже третий час томился я на своем стуле, слушая застольные разговоры коллег. Тосты и темы мелькали как в калейдоскопе. "Если бы люди не пьянели от спиртного", - подумалось мне, - "то тосты были бы более содержательными и менее прозаическими". Но люди, увы, пьянеют, и, поэтому, после "третьей" редкий человек отклонится от стандартного шаблона "желаю всем здоровья и счастья", а если и отклонится, то тут же собьется с мысли, потеряется, и опять вернется к шаблону о здоровье и счастье. "Да-а-а-а, это так", - продолжал размышлять я. И ведь желают-то того, чего явно не будет. Ну какое может быть здоровье после того, как люди выпьют столько, сколько они обычно выпивают? А какое счастье может быть у пьяного человека на улице?
Столь "правильные" мысли бродили в моей голове вероятно по той причине, что я был трезв. Помня то, что у подъезда меня ждёт моя машина, я методично поглощал имеющиеся на столе съестные припасы и категорически отклонял предложения товарищей по работе "вмазать по чуть-чуть". Женская половина нашего коллектива предложила включить музыку и потанцевать, но "профсоюз", встав со стула и прокашлявшись, с сожалением сообщил о том, что клятвенно пообещал главному, что всё будет тихо и мирно, без шума и пыли. Девчонки заныли, но покорились. "Профсоюз" тут же попросил слова, чтобы произнести тост, "подкупающий своей новизной". Народ наполнил бокалы и выжидательно уставился на оратора. Тот начал издалека, потом приблизился к поводу застолья, но после того, как из него нечаянно вырвались слова о здоровье и счастье, испугался и опять ушел куда-то в дебри. Люди стали "кучковаться" и, не дожидаясь окончания зажигательной речи, начали опрокидывать бокалы.
Ко мне подошла и подсела рядом Галина Сергеевна – женщина, у которой было всё! И стаж, и опыт, и рост, и вес, и возраст… Поговаривали даже, что она имеет определённое влияние на главного. Однако я склонен был относить это к непроверенным данным.
- А что это у нас руководство проектного отдела ничего не пьёт? – спросила она.
- Нельзя. До первой звезды, - плоско пошутил я.
Галина Сергеевна рассмеялась, но не надолго.
- А хотите, я вам сразу четыре звезды вручу? – продолжила она разговор.
- Четыре? – удивился я. – А что так много?
- Большому кораблю большое плавание. Вы у нас человек видный, вам сразу четыре не грех вручить.
- Ну что ж, я согласен, - ответил я, не понимая к чему она клонит.
- Следите за моим взглядом, - загадочно произнесла она и, повернувшись в зал, стала не спеша перечислять. – Света… Галя… Лена… Надя…
Перечислив, она вновь повернулась ко мне.
- Не понял! Но… а что я с ними делать буду?
- Ну как что! Вы посмотрите, каких прекрасных девчонок я вам подобрала!
Предназначенные мне звёзды тем временем болтали о чём-то со своими соседями и на нас не обращали никакого внимания. Мне стало несколько неуютно. В способности Галины Сергеевны мыслить я не сомневался никогда. Но я также никогда не сомневался в том, что она женщина, и понимал, что благодаря такому "набору свойств" она могла завести меня куда угодно… пусть даже в разговоре. Я стал пытаться понять к чему она клонит, и спросил:
- А как звёзды отнесутся к тому, что вы их мне… подобрали?
- Они согласны! – не задумываясь ответила она.
Мой внутренний дискомфорт усилился, и я прикусил свою нижнюю губу. Я не любил, когда мне не удавалось владеть ситуацией в разговоре.
- На что они согласны? – спросил я весьма серьёзно и даже холодно.
- Ну как на что!? – Галина Сергеевна разулыбалась, впилась в меня глазами и, выдержав паузу, закончила свою мысль. – На то, что вы развезёте их по домам! Я им уже пообещала, что уговорю вас.
- Фу ты! – вырвалось у меня.
- Вы разочарованы? – участливо поинтересовалась она.
- Да нет же… конечно же… я развезу их… нет вопросов.
Галина Сергеевна удалилась, не снимая с лица загадочность, а мне захотелось "вмазать", и не по чуть-чуть, как предлагали коллеги, а… конкретно! Некоторое волнение мне пришлось испытать от этого диалога. Да и вообще, устал я уже слушать этот базар.
Мои "звёзды", узнав от Галины Сергеевны, что "я согласен", стали по очереди метать в меня томные взгляды, исполненные загадочности и женственности. Я поднялся со стула и решительно направился к ним. Необходимости знакомиться не было. Все мы были в той или иной мере знакомы, а Лена вообще была из нашего проектного отдела, правда человек недавно пришедший к нам.
- Вы готовы? – не мудрствуя лукаво начал я.
- Мы всегда готовы! – закричали девчонки наперебой.
- Ну тогда поехали!
- Поехали!!! – подхватили они. – Сейчас "на посошок" выпьем ещё, и поедем.
После "посошка" они удалились в кабинет, где переодевались и собирались минут пятнадцать. Я тем временем прослушал, правда уже не в первый раз, начало рассказа "профсоюза" о том, как они "стояли под Курском".
Когда мы вошли в лифт, я увидел, что девчонки изрядно пьяны…
Мотор у машины полностью замёрз и после его пуска я был вынужден хотя бы немного погреть его. От дыхания пятерых человек стекла в машине мгновенно запотели, а влага замерзла. Я принялся оттирать лобовое стекло тряпкой и почувствовал запах дыма – Галя закурила сигарету.
- Можно я закурю?
- Ну теперь уж закурила.
- А что мы не едем?
- Стекло замерзло.
- А что у вас машина такая холодная?
- На улице-то холодно, - ответил я не очень дружелюбно.
- И хозяин у машины холодный, - подхватила разговор Надя.
- Чё это я холодный? – возразил я.
- А что, нет?
Девчонки расхохотались. Я включил обдув стекла на полную и начал движение. Всю дорогу они не смолкали ни на минуту, периодически "прикалываясь" ко мне. Я не обижался, так как понимал, и думал о том, что не позже чем через двадцать минут я их развезу по домам и останусь в машине один. Однако расчёт мой был не верен. Двадцати минут мне не хватило. Лену я вёз домой последней, так как жила она дальше всех. "Звезда" отказалась добровольно выходить из машины, и мне пришлось ей помогать. Когда я аккуратно помог ей выбраться из машины, стало ясно, что без моей помощи ей будет трудно войти в дом. "Многие лета вам, Галина Сергеевна!" – думал я, ухватив Лену подмышку и таща её к лифту. "Впрочем, если не я, то кто же? Да, ну и история. А может они и "надрались" потому, что надеялись, что Галина Сергеевна их отправит?" Лена долго копалась в кармане, потом так же долго попадала в замочную скважину.
- А что, дома никого? – поинтересовался я.
- Ни-ко-го! – произнесла она по слогам. – Я одна живу.
Наконец она открыла дверь и я завёл её в квартиру. Обвив меня руками за шею, она повисла на мне.
- Лена… мне пора, - попытался разрядить обстановку я.
- Ты никуда не пойдешь… я тебя не отпущу!... Помоги мне снять пальто.
Я помог ей снять пальто и обувь, и направился, было, к двери. Лена поразительно быстро настигла меня и вцепилась обеими руками.
- Я сейчас закричу и вызову соседей, - поведала она мне.
- И что?
- Скажу, что ты хотел меня изнасиловать, попрошу их вызвать милицию. Участковый у нас в соседнем доме.
Мне стало не по себе, и я стал пытаться вырваться из её цепких объятий.
- Это твоя благодарность?
- Останься. Я прошу тебя.
Она смотрела мне в глаза, и я испытывал очень сильное жгучее чувство. Лена была, по меньшей мере, нетрезвой, но её красота и молодость делали свое дело. Мне вдруг стали очевидны совершенство форм её тела, женственность, огонь…
- Лена, я не железный, - промямлил я уже нехотя.
- У меня на это вся надежда…

***

Когда после праздников утром я пришёл на работу, Лена была уже на своём месте. Опустив взгляд и слегка наклонив набок голову она ласково гладила клавиши на клавиатуре. Я поздоровался со всеми и практически сразу же приступил к работе. Через какое-то время подходит она ко мне, мнётся и эдак ласково и вкрадчиво говорит:
- Вы извините меня пожалуйста… я в прошлый раз немного лишнего выпила…
- Да ладно, с кем не бывает, - успокоил её я. Но тут зазвонил телефон, я поднял трубку и несколько минут разговаривал.
Видя то, что разговор сорвался, она ушла, но потом, ближе к обеду, опять выждала благоприятный момент и вновь обратилась ко мне с вопросом:
- Вы знаете, девчонки сказали, что вы нас домой развозили?...
- Развозил, - ответил я, стараясь сделать вид, что и на самом деле в прошлый раз всё было так, как оно бывает каждый день.
Она смутилась:
- Нет… я помню, что вы нас развозили. Я имею в виду… что я была последняя?...
- Ты разве не помнишь?
- Помню… но не всё. Я помню, что у меня был кошелек с деньгами, а утром его не стало. Вы знаете… то есть, я хотела сказать… вы не знаете, куда он подевался?
- Знаю, как это ни странно, - ответил я, с трудом сдерживая улыбку. – Когда я помогал тебе раздеться, он выпал из кармана, и я положил его на холодильник. Где-то там он среди коробок и бумаг.
Глаза её округлились.
- А вы что… помогали мне раздеваться??? Вы были у меня?... О Господи, что же я говорю. Да-да, конечно… скорее всего он там и лежит. А я не догадалась посмотреть. Вы уж извините меня ради бога.
- Ничего страшного.
Она подняла лицо, улыбнулась и расправила плечи. Было видно, что её постигло необычайное облегчение, тяжелый камень свалился с плеч.
- Лена, а кроме кошелька… у тебя всё в порядке?… Ничто тебя не тревожит? – спросил я.
- Нет-нет, - выпалила она, - всё в порядке!
По её глазам было видно, что она сказала это искренне, чистосердечно. И я скис.
- Я наверно лишнего наговорила сейчас? – спросила она, видя перемены в моем лице.
- Нет, всё нормально, всё в порядке, - заверил её я и пошел прочь по своим делам.
На самом деле я солгал ей. Для меня стало ясным, что она напрочь забыла многие подробности нашей встречи, и к категории незабываемых её, стало быть, отнести нельзя. Привыкший выполнять любое дело так, чтобы потом можно было гордиться его результатами, я на этот раз потерпел фиаско. Мне было стыдно самому перед собой. Я шёл по коридору и кидался в себя самыми обидными словами: "Неумеха! Мальчишка! Бездарь! Ты ни на что не способен! Про тебя тут же забыли, а может и не помнили ни секунды! А ведь такая яркая девчонка!"
- Стоп!!! – вдруг остановил себя я. – А может она врёт, что не помнит? А? Да конечно же врёт! Ну не может быть такого, чтобы … и не помнить потом ничего!
Сослуживцы, проходившие по коридору мне на встречу, с недоумением посмотрели на меня – оказалось, что я был настолько встревожен открывшимися обстоятельствами, что не заметил, как начал произносить свои мысли вслух. Не объясняя никому и ничего, я развернулся и быстрыми шагами направился назад в офис.
- Я ей покажу! Я ей сейчас такое покажу! Она меня на всю жизнь запомнит! Ишь ты! Не помнит она!
Я ворвался в офис столь решительно, что со стороны могло показаться, что я готов порвать на части что угодно и кого угодно. Увидев моё внезапное вторжение, Лена оторвала взгляд от монитора и посмотрела мне в глаза. Что было в этом взгляде – словами выразить невозможно, но пока я шёл от входной двери до её стола, от гнева моего не осталось и следа. Подойдя к её столу, я опёрся на него руками, широко расставив их в стороны, и глубоко вздохнул. Продолжая смотреть мне в глаза, она положила свою ладонь на мою руку и еле слышно произнесла:
- Всё хорошо…
- Да, - не то спросил, не то подтвердил я.
- Да, - ответила она, и, выдержав небольшую паузу, добавила, - а будет ещё лучше…
-----------------------------------

© Goliaf, 2003 г.
21 Mar, 2008 | admin


« Предыдущая запись - Следующая запись »
---------------------------------------------

Комментарии

Нет комментариев. Вы можете быть первым!

Оставить комментарий

Пост закрыт. Комментировать запрещено.

Категории

Случайные рассказы

Прочее


Спортивная библиотека

Поиск


Архив

Статистика