Alter Ego

Пробуждение, как всегда в последнее время, не сулило никаких радостей. Я лежал в постели, полный решимости продержаться до победного конца. До отправления нашей любимой электрички оставалось еще целых полтора часа.
Предки шебаршились на кухне, базарили о чем-то вполголоса. Время от времени они то вместе, то порознь бесшумно просовывались в мою комнату. Шестое чувство безошибочно подсказывало мне, когда необходимо выдать очередную порцию храпа.
- Что-то он в последнее время слишком громко храпит, - шепотом сказала мать. - Меня это беспокоит. Помнишь, в "Здоровье" писали, что от храпа умирают во сне?
- Не от храпа, а от внезапной остановки дыхания, - пробасил отец.
- Тише! - сердито зашипела мать. – Какая, в конце концов, разница, как это называется, если ему грозит опасность?!
Мой отец - отставной майор, голос у него, как у покойного генерала Лебедя, - того самого, который баллотировался в президенты, а стал губернатором. Тихо он говорить не умеет.
- Может показать его врачу? - озабоченно проговорила мать.


- Дрыхнуть надо меньше, - затрубил отец. - Здоровый тридцатилетний мужик сидит на родительской шее, никакой помощи от него не допросишься.
Я натянул одеяло на голову. Кажется, старик завелся - теперь хорошего не жди.
- Ладно-ладно, - примирительно зашептала мать. - Пусть отдохнет. Сам знаешь, сейчас не так легко работу отыскать.
- Терять не надо было! Оболтус!
Последние фразы раздались уже из прихожей.
Я с облегчением перевел дыхание. Похоже, сейчас наконец отчалят.
И действительно! Дверной замок ласково щелкнул, и этот звук музыкой отозвался в моей измученной душе.
Какое все-таки счастье, что у нас есть дача! Этим словом мои старики называют лысый пятачок размером в шесть соток с торчащей посредине избушкой на курьих ножках. Пятачок со всех сторон обнесен невысоким забором из сетки "рабицы", сквозь которую за тобой круглый день наблюдают соседи. Просто какая-то круговая осада. Мрак!
С трех сторон наблюдение ведется постоянно, а с четвертой - там, где калитка, - периодически. По мере проследования очередной партии заключенн... - тьфу ты, дачников, прибывающих из города каждые полчаса.
Если бы я был депутатом, обязательно внес на рассмотрение в Думу законопроект о замене тюремного заключения принудительными работами на дачных участках. Даю голову на отсечение - кривая преступности с бешеной скоростью устремилась бы к нулю.
Два часа дышишь чужим потом и обливаешься своим в тесном безвоздушном пространстве пригородной электрички. Затем трехкилометровый кросс по пересеченной местности с пятидесятикилограммовым рюкзаком за спиной и двумя пудовыми сумками в руках.
Это, так сказать, разминка.
После этого тебя ставят под палящим солнцем в двусмысленную позу и заставляют прямо руками копаться в земле, к тому же старательно унавоженной предками. Китайская пытка под названием прополка.
Старательно опускаешь глаза, чтобы лишний раз не наткнуться взглядом на неэстетично торчащие отовсюду малоаппетитные зады таких же, как ты, бедолаг.
Единственный на свете зад, который возбуждает во мне приятные эмоции, принадлежит моей жене Галке. Поставить бы ее передо мной вместо упитанной соседки Марьиванны в белых панталонах, и, ручаюсь, моя производительность возрастет раз в пять, если не в десять. Но Галка и в хорошие времена обходила нашу дачу стороной.
Спрятаться негде. По нескольку раз в день уныло бредешь в угол пятачка к серому дощатому сортиру с вонючей парашей. К нему на расстоянии вытянутой руки примыкают еще два точно таких же соседских сортира. С тоской смотришь сквозь щелястые стены на копошащихся внутри узников, слышишь звонкое журчание и другие, не менее громкие звуки, происхождение которых не вызывает никаких сомнений, и пулей вылетаешь на воздух, с трудом сдерживая рвотные позывы.
После этой пытки начинаешь терпимее относиться к основной.
А там и вечер - о его приближении уже давно сигналят зудящие полчища комаров. Ну, это разговор особый - "На бой кровавый, святой и правый, марш-марш вперед, рабочий народ!"
Так что, дорогие предки, грешен, конечно, но вы меня на свою дачу никакими калачами не заманите. Разве что под дулом пистолета. Или если уж очень достанете. Это у вас, надо признать, мастерски получается. И пистолет не нужен.
И все же да здравствует дача! Да здравствует свобода! Судя по немалым запасам провизии, которую они заготовили с вечера, мне обломилось верных пять, а то и шесть дней свободы!
Я вытащил из-под подушки небольшую книжицу в бумажной обложке болотного цвета - таких сейчас горы на каждом книжном прилавке. Они учат, как обрести счастье и свободу, как стать богатыми, успешными, независимыми от болезней, как влиять на других людей.
Вообще, конечно, неплохо бы повлиять на родителей, чтобы они подзадержались на даче на пару недель.
Или на Галку. Чтобы она вернулась ко мне. Потому что я отчаянно скучаю по ней. И по своему белоголовому одуванчику Лешке.
Или на Мадам, которая выперла меня с работы за то, что я нечаянно утопил, пардон, в унитазе ее загранпаспорт с шенгенской визой. Паспорт я, конечно, выловил и высушил, но виза, как оказалось, пришла в негодность, и бдительные пограничники из аэропорта дали обалдевшей от неожиданности шефине от ворот поворот.
Я честно рассказал, как было дело. Перед тем, как везти Мадам в аэропорт, я заскочил в офис и забрал у Наташи-секреташи паспорт со злосчастной визой - у нас всегда все делается в последний момент.
Естественно, захотелось посмотреть, как выглядит эта самая виза, а кругом тьма народу. Даже в туалете. Ну, зашел в кабинку, открыл паспорт, и тут кто-то дернулся в дверь. Я его и выронил от неожиданности.
Что было потом, лучше не вспоминать.
А в общем, все это влияние на других людей - чушь собачья.
Ну, положим, Галка, повинуясь гипнозу или магическому воздействию, пустит меня к себе. И я, как прежде, буду встречать ее у дверей, по-щенячьи визжа от радости и виляя хвостом. А она будет старательно уклоняться от моих поцелуев. И оживленное выражение мгновенно сползет с ее личика, сменясь брезгливой, унылой гримасой. Личико при этом станет злым, некрасивым и даже не очень молодым, а я почувствую, как у меня опускается хвост и все остальное.
Положим, Мадам вновь возьмет меня на работу и с усталым отвращением будет регулярно читать нотации, от которых у меня давно увяли не только уши, но и другие части тела, а я буду старательно делать вид, что слушаю.
Как говорят в Одессе: "Мне это надо?"
Разве что родителей можно было бы оставить на даче до упора. Но у них ведь продуктов всего на неделю. Подметут все крупы, консервы и колбасу и перейдут на черствый хлеб с кипятком.
Да ладно, пусть возвращаются. У них, бедняг, и так никаких радостей в жизни не наблюдается, кроме сладкой дачной каторги.
Я раскрыл книгу. На чем мы вчера вечером остановились? Помнится, попалось мне одно прелюбопытное местечко - специально отложил книгу до утра, чтобы почитать на свежую голову.
Так. Чакры нам и задаром не нужны - читали-с. Типы характеров с голыми дяденьками и тетеньками - тоже. Однако, до чего резвая фантазия у автора!
Длинные руки и ноги - шизоид, толстый живот - психопат, впалая грудь - извиняюсь, орал, мягкие страдающие глаза вкупе с сильными руками и сутулой спиной - мазохист. Черт побери, да это же мой обобщенный портрет! И хоть бы одно доброе слово употребил - сплошные ругательства. Словно и не существует на свете нормальных людей.
Ну ладно, пусть себе резвится. А вот и то, что мне нужно.
Субличности. Американская методика - так я и знал. Идиотское слово "субличность" вполне можно перевести хорошим русским словом "душа". Но не в этом суть, господа!
Итак, в каждом человеке изначально живет несколько субличностей или душ. Как правило, одна из них подавляет все остальные, и человек чувствует себя несчастным, неудовлетворенным и нереализованным.
Подавляемые личности можно вывести на поверхность, и тогда человек неожиданно становится неузнаваемым. Робкие и забитые хлюпики начинают командовать и вести за собой, застенчивые дурнушки превращаются в неотразимых, уверенных в себе леди, обжоры с презрением отворачиваются от любимых лакомств.
Оч-чень интересно!
Я захлопнул книгу и начал напряженно размышлять.
У психиатров раздвоение личности называется шизофренией, древние римляне говорили об альтер эго, втором я. Один из героев Ремарка влюбляется в прекрасную пациентку психиатрической больницы - неземную, загадочную девушку, которая после излечения становится заурядной обывательницей и, что самое интересное, полностью забывает о своем романтическом больничном романе. А знаменитые доктор Джекил и мистер Хайд - добропорядочный буржуа и кровавый маньяк-убийца в одном лице?
Так что никакой Америки - все давным-давно известно!
Что во мне живут по крайней мере еще два непроявленных человека - это факт. Их присутствие я ощущаю время от времени чуть ли не с детства.
Одного - назовем его Владимиром Петровичем - отличает сильное стремление к познанию окружающего мира, тайных движущих сил и законов, управляющих жизнью. Дай ему волю, и он станет каким-нибудь магистром тайного знания или, на худой конец, доктором философских наук, а если уж совсем не повезет, - психологом. Моя лень, слава Богу, спасает меня и от философии, и от психологии, и от всех тайных знаний вместе взятых.
Другой - пусть он будет Владимиром - обладает высоко развитым чувством долга и ответственности. Его переполняют альтруистические идеи, к тому же, он патологически трудолюбив. Этот вообще социально опасен. Поддайся ему, и превратишься в обычного лоха, добытчика халявы для всей семьи, а заодно друзей, сослуживцев, дальних и очень дальних родственников, знакомых, мало знакомых и даже совсем незнакомых.
А я сам? Я, Вовка Козявкин - никчемный, никому не нужный, опустившийся мужик, не способный по-мужски ублажить любимую жену или хотя бы отстоять свое право воспитывать собственного сына, не умеющий заработать плевых денег на тачку, чтобы, по крайней мере, освободить своих стариков от неподъемных баулов и чемоданов, - разве я не опасен для самого себя и окружающих?
Должен же быть во мне кто-то еще... Тот, с кем спокойно и надежно, здорово и весело, интересно и легко! Как же его зовут?
Громкий звонок телефона прервал мои размышления.
- Володя? - нежно спросил красивый женский голос.
- Галка! - радостно завопил я в трубку.
- Это Юлия Борисовна, - улыбнулся голос.
Так звали Мадам. Но с ней явно что-то произошло. Уж чего-чего, а нежности по отношению ко мне она никогда не испытывала.
И по имени она меня никогда не звала. Обходилась местоимениями и безличными командами: Зайди! Съезди! Привези!
- Ты сегодня свободен? - голос по-прежнему переливался нежными трелями пастушьей свирели. Кто бы мог подумать, что голос Мадам может звучать подобно флейте! У меня он всегда ассоциировался с фаготом или охотничьим рогом.
- Относительно, - осторожно ответил я.
- Ты уже нашел работу? - встревоженно прозвучало в трубке.
- Что бы сие значило? - удивленно подумал я и, сделав небольшую паузу, дипломатично произнес:
- Пока еще не определился.
- Ты не мог бы заехать ко мне сегодня? Прямо сейчас, - в ее голосе явно послышалось облегчение. - У меня есть к тебе очень интересное предложение.
Я опешил. Мадам превратно истолковала мое молчание.
- Знаешь, Володя, мы тут "волгу" купили, - заторопилась она. - Я решила, пусть будет в твоем распоряжении. Если тебе надо на выходные поехать на дачу или еще куда-нибудь в пределах области - пожалуйста, я тоже не буду возражать.
Уж не издевается ли она надо мной? Хотя вряд ли - к розыгрышам она склонна меньше всего на свете.
- Мне нужно подумать, - выдавил я из себя.
На самом деле мне были необходимы несколько секунд передышки, чтобы взять себя в руки и не завопить от восторга дурным голосом. Прямо в ухо Юлии Борисовне.
- Понимаешь, Володя, - между тем продолжала она, - я хотела поручить тебе некоторые дополнительные обязанности с увеличением зарплаты не менее, чем вдвое.
Все! Больше не могу! Сейчас заору!
Я набрал побольше воздуха, зажал трубку рукой и громко выдохнул, на всякий случай отвернувшись в сторону. Но это не помогло.
- Юлия Борисовна, если можно, я вам перезвоню через полчаса, - еле сдерживаясь, произнес я.
- Конечно, Володя! Я буду ждать твоего звонка, - клянусь, она начала нервничать!
Братцы мои! Да что же это происходит!
Я положил трубку. Кричать было как-то глупо, поэтому я выбежал в коридор и сгоряча подтянулся раз тридцать на отцовском турнике. Если б не низкий потолок, я бы и "солнышко" закрутил, как, бывало, в армии.
Так, теперь в душ! Юлия Борисовна терпеть не может запаха пота. Она говорила мне об этом раз пятьдесят. Наверное, думает, что у меня что-то с памятью.
Одев - впервые! - светлый костюм, подаренный мне Галкой на пятилетний юбилей свадьбы, я подошел к зеркалу и остолбенел. На меня смотрел незнакомый элегантный мэн из тех, что показывают по телевизору. Правда, прическа под горшок с челочкой-лесенкой - мое собственное творение - не совсем сочеталась с этим образом.
Обычно я стригу себя сам - не люблю сидеть в парикмахерской. Но ради такого случая можно съездить в салон - всего-то три остановки на автобусе.
Только сначала разведаю, в чем дело.
Услышав мой голос, Наташа-секреташа радостно затараторила:
- Ой, Володя, нам так плохо без тебя! Твой преемник разбил фару на "мерсе", Юлия Борисовна его уволила. А другой, представляешь, оказался скрытым алкоголиком. Работал-работал, а потом напился и загнал этот "мерс" каким-то жуликам. Пришлось "волгу" купить. А тут его и нашли.
- Кого, его? - я что-то стал плохо соображать.
- "Мерс", конечно. Этого дурака никто и не искал. Они с него сами деньги стребуют.
- Кто, они? - мне вдруг показалось, что я сплю.
- Жулики. Да ерунда все это! Ты мне лучше скажи, ты-то сам как? Где работаешь?
- Пока нигде.
- Слушай, правда?! Вот здорово! А то у нас две машины - и ни одного шофера. Юлия Борисовна только что твой телефон спрашивала. Она тебе звонила?
- Звонила, приглашала на работу.
- Ну и как, придешь?
- Сегодня заеду, Наташ, я сам без вас соскучился.
- Приезжай, Вов, я всех наших предупрежу - мы тебя все время вспоминаем.
- Ставь самовар, через часок буду! И чтобы больше никаких "Вов"! Меня теперь зовут Володя - и никак иначе. И остальным скажи.
- Скажу, а то и правда несолидно. Личный водитель директора, а все Вовка да Вовка. Ну пока, Володь! Ждем!
-----------------------------------

© Юлия Пинчук

Рассказ был опубликован в газете "Труд" 02.08.2005. Украина.
23 Mar, 2008 | admin


« Предыдущая запись - Следующая запись »
---------------------------------------------

Комментарии

Нет комментариев. Вы можете быть первым!

Оставить комментарий

Пост закрыт. Комментировать запрещено.

Категории

Случайные рассказы

Прочее


Спортивная библиотека

Поиск


Архив

Статистика